bor_odin (bor_odin) wrote,
bor_odin
bor_odin

Путин ужаснулся участи Каддафи

Оригинал взят у naganoff в Путин ужаснулся участи Каддафи
27 октября В.В. Путин ужаснулся обнародованию кадров расправы над Муаммаром Каддафи: «…показывают, как весь человек в крови, раненый, еще живой и его добивают… это демонстрируется на экраны и миллионы людей смотрят, в том числе дети. Это не анимация какая-то, не художественный вымысел, это же картинки из жизни!»

Зрелище, конечно, было тяжёлым. Истошные вопли и выкрики «Аллаху Акбар!» с беспорядочной стрельбой в воздух, какое-то беснование вокруг еле держащегося на ногах и залитого кровью человека производят гнетущее впечатление на всех, у кого нормальная психика и остатки понятий о чести и достоинстве. Такого конца полковник не заслужил, и вряд ли он сам предполагал, что именно так всё и кончится, хотя и обещал сражаться до последнего. Жаль, что всё так вышло.

А ведь он должен был бы предполагать подобное ещё в феврале, если бы не утратил чувства реальности. Подобное обычно происходит, когда правители решают пожизненно руководить своими странами, и поэтому считают необходимым полностью зачищать политическое пространство вокруг себя. А потом удивляются, почему это, когда обостряется обстановка, основными действующими лицами становятся не нормальные и цивилизованные политические противники на выборах – а радикалы с автоматами на улицах? Это - вообще беда авторитарных режимов, которые оставляют вокруг себя выжженную землю. Каждый лидер такого режима в любой стране мира должен знать: выдавливаешь из легального политического поля всех, кто готов к цивилизованным формам политической конкуренции? Тогда не удивляйся, если вместо почётной и достойной отставки тебя будут линчевать совершенно озверевшие собственные сограждане, потерявшие человеческий облик, по сравнению с которыми даже Гаагский трибунал покажется просто кладезью добра и гуманизма. Зачем же доводить ситуацию до такого?

Я удивляюсь, почему, глядя на судьбу Бен Али, Мубарака и Каддафи, и в точности повторяя их путь, Путину даже не приходит в голову мысль, что, собираясь править страной пожизненно, он рискует закончить приблизительно так же, как они? Ведь для этого даже не надо углубляться назад, в историю – к Николаю II, Муссолини или Чаушеску – вот же, совершенно свежие примеры перед глазами!

25 октября 2009 г. Бен Али был переизбран на пост президента с результатом «89% голосов». Чуть более чем через год он был вынужден позорно спасаться бегством от собственных сограждан, так рьяно «поддержавших» его на насквозь сфальсифицированных «выборах».
На президентских выборах 7 сентября 2005 г. Мубарак «набрал» 88,6 % голосов избирателей. Через пять с половиной лет он получил возможность воочию убедиться, каков же на самом деле уровень его поддержки народом – просто поглядев на кадры с площади Тахрир.
И, наконец, 17 февраля началась революция в Ливии.

Примерно в это время в России уже вовсю работала специально созданная совместная рабочая группа, состоявшая из ответственных руководителей администрации президента, МИД, СВР, ГРУ и ФСБ, имевшая задачу проанализировать причины и ход этих революций и выработать рекомендации для действующего руководства РФ, как воспрепятствовать подобному развитию событий в России.

«Оперативные позиции России в этом регионе [Северная Африка] фактически подорваны. Мы не можем влиять на ситуацию и анализировать её изнутри, - сообщал на условиях анонимности один из членов рабочей группы. - Но то, что имеем, говорит о том, что основные причины бунта – катастрофический разрыв между богатыми и бедными. Там коэффициент примерно один к пяти. В России – один к 16. Так что анализировать есть что». По его мнению, массовые беспорядки в России могут начаться, прежде всего, в северокавказских регионах, где «градус общественного согласия стремится к нулю».

Мне, к сожалению, неизвестны конкретные рекомендации, выработанные по итогам работы этой рабочей группы, а также и то, когда они были представлены нынешнему руководству РФ. Но с высокой степенью вероятности можно предполагать, что они были примерно такими: «Революции в Северной Африке инспирированы агентами влияния США и Израиля, поэтому необходимо усилить работу по воспитанию в массах патриотизма и по противодействию экстремистской деятельности, в первую очередь – посредством дальнейшего увеличения финансирования соответствующих направлений работы и увеличения штатной численности соответствующих подразделений». Такой вывод в полной мере соответствовал бы уровню непрофессионализма сегодняшнего руководства российских силовых и высших властных органов и объяснял бы, почему Путин так легко согласился пойти той же дорожкой, по которой только что прошли бывшие лидеры трёх североафриканских государств – а теперь он вдруг ужасается участи Каддафи.

Между тем, простейшая логика позволяет предполагать, что всех этих революций могло бы и не быть, если бы правители Туниса, Египта и Ливии добровольно ушли в отставку в рамках демократических процедур хотя бы в конце 2010 г. Естественно, под демократическими процедурами я подразумеваю свободные и честные выборы – а не такие, например, какие у них были до этого, или как в России. Умение вовремя и красиво уйти (даже, может быть, чтобы потом и вернуться - если потребуется) - это вообще целое искусство, и не только для политика.

С Каддафи сложнее – но и он мог многое предпринять. Так, если бы он где-нибудь в январе 2011 г. выступил с публичным заявлением, что в стране начинается работа над проектом конституции, а на февраль назначил бы всеобщие выборы (условно) президента Ливии, на которые были бы допущены все желающие кандидаты и международные наблюдатели, и такие выборы были бы проведены принципиально без фальсификаций – тогда никакого восстания бы даже и не случилось. Только честные, настоящие выборы всегда дали бы возможность оценить реальную поддержку лидера в своей стране. Каддафи этого почему-то не сделал.

Также Каддафи имел возможность уйти достойно в конце февраля – начале марта, когда восстание уже началось. Предположим, он покинул бы Триполи, вылетев в Венесуэлу (это ему вполне определённо предлагалось на высшем уровне по дипломатическим каналам, многие предполагали, что он так и сделает). Какие результаты были бы в случае такого развития событий?

1. 30 тыс. чел. остались бы живы, и 50 тыс. чел. не были бы ранены в ходе гражданской войны;

2. Экономический ущерб на 7,7 млрд. долларов стране не был бы нанесён, поскольку не были бы разрушены ливийские города, а также вся инфраструктура страны;

3. Ливийская армия и полиция сохранились бы в полном составе, структура органов государственной власти также уцелела бы примерно в том же виде, что и была при Каддафи, а законность и правопорядок в стране удалось бы удержать не хуже, чем в Тунисе и Египте;

4. Исламисты однозначно не получили бы такого влияния, какое они имеют сейчас, когда в ходе войны были убиты не только полковник и уничтожена его армия, но и со стороны повстанцев были подорваны позиции тех, кто был реальным противовесом радикальным исламистам – например, был убит бывший министр внутренних дел Абдул Фаттах Юнис, руководивший спецподразделениями полиции, перешедшими на сторону революции;

5. Сын Каддафи Сейф аль-Ислам вполне мог претендовать на статусную роль в новом руководстве страны, учитывая его дружбу с Махмудом Джибрилем – вторым человеком в Переходном Национальном Совете, что дало бы возможность сгладить противоречия между сторонниками и противниками Каддафи и вообще способствовать национальному примирению;

6. Сам полковник при этом наслаждался бы жизнью в Венесуэле, сидя по вечерам на роскошной вилле на берегу Карибского моря, попивая коктейли среди пальм, в окружении своей семьи (из членов которой, естественно, не погиб бы никто), он мог ездить по миру и читать лекции, продолжать издавать Зелёную книгу миллионными тиражами, гневно выступать на телепередачах, а впоследствии даже мог бы вполне достойно вернуться на родину, пытаться выдвигаться на выборах и при всём этом его миллиарды не были бы арестованы.

Вот это был бы компромиссный сценарий - самый лучший, какой мог только быть. Он был реален. Однако полковник выбрал самый худший вариант развития событий из всех возможных. Думаю, если бы 20 февраля Каддафи смог заглянуть в будущее и увидеть, что с ним и со страной будет через 8 месяцев – он повёл себя бы по-другому. А что, неужели сложно было догадаться, что всё так и кончится? Если бы полковник понял это – он наверняка принял бы верное решение, ведь не мог же он сознательно решить доводить себя и страну до такого состояния, в котором они оказалась сейчас. Конечно, он предполагал, что ему удастся быстро подавить восстание силовым путём, и никаких проблем на международном уровне это либо не вызовет, либо ему было наплевать на эти проблемы. Как видно, он ошибался (ведь если бы он был прав – он бы выиграл). Таким образом, значение правильной оценки ситуации и верно принятых решений невозможно переоценить, и не только в политике – но и по жизни вообще.

Путин, обозначив для всех нас, что он собирается править Россией пожизненно, тем самым продемонстрировал неспособность правильно оценивать ситуацию и принимать верные решения. Он упорно не хочет видеть, что идёт точно путём Бен Али и Мубарака, а может быть, даже и Каддафи, но при этом надеется избежать закономерного итога и одновременно ужасается их судьбе. Неужели он думает, что количество процентов голосов на президентских выборах, которое ему нарисуют в марте 2012 г., будет иметь для него хотя бы чуть большее значение, чем для Бен Али, Мубарака, и, кстати, - Бакиева, который 23 июля 2009 г. «получил» около 90% голосов на президентских выборах, а уже через 9 месяцев жалобно блеял, что он – до сих пор «президент», при этом будучи уже в эмиграции. Ну неужели же мировая история ничему не учит людей?

Реальный уровень поддержки Путина падает уже сейчас, достигнув минимального уровня по сравнению с избирательными кампаниями 2000 и 2004 гг. Лишь 44,5 % населения одобряют политические взгляды Путина на старте кампании против 70 % поддержки, которую высказывали респонденты перед кампанией 2004 г. и 47% перед кампанией 2000 г. Уровень неодобрения вырос до 30% против неодобрения 24% перед первым президентским сроком и 20% перед вторым. Особенно сильно в глазах избирателей за годы пребывания у власти пострадали профессионально-деловые качества Путина: в марте 2000 г. их положительно оценивали 69% респондентов, перед мартом 2004 года — 64%, а перед началом нынешней избирательной кампании лишь 17,1% интервьюируемых.

По опросу Левада-центра, в конце лета 2011 г. о своем одобрении деятельности Путина заявляли 35% респондентов. Более свежие данные есть у ВЦИОМ: в середине октября Путин мог рассчитывать на поддержку 43% избирателей.

Неужели при такой тенденции кому-то сложно представить себе, что будет лет через 5-6?

Наивно предполагать, что Путин будет бездействовать. Так, Организация договора о коллективной безопасности (ОДКБ) уже занимается контролем над «правопорядком» в социальных сетях, чтобы не допустить повторения тунисско-египетского сценария. «Дело в том, что в современных условиях существует инфраструктура, которая позволяет дестабилизировать ситуацию в любой, даже благополучной стране. Для подобной цели могут быть использованы мобильная связь, социальные сети, при необходимости привлечены неправительственные организации», — заявлял источник из ОДКБ.

Сразу же ясен и специфический «российский» подход к вопросу: у нас в стране всё отлично, а социальные сети являются не платформой для свободного выражения собственного мнения сознательными гражданами, а опасным инструментом дестабилизации ситуации в «благополучной стране». Ведь не может же быть страна неблагополучной, если у власти такие суровые и профессиональные патриоты, как Путин, и такая партия честнейших и кристально чистых людей, как «Единая Россия».

Автоматически любые проекты по созданию и распространению новых технологий, позволяющих обходить цензуру в Сети, становятся «суперновым инструментом неоколониализма» - в трактовке источников из МИДа. Т.е., ещё проще: цензура в Интернете – это хорошо, а свобода слова – это плохо.

Цепляющиеся за власть люди из прошлого не понимают, что Twitter или Facebook — это всего лишь инструмент. Когда использование гражданами этих инструментов разворачивается против государства - это всего лишь следствие бездарной политики самих властей, вынуждающей возмущенное население объединяться и координировать свои действия, а не причина. Особенно это становится опасно для авторитарных режимов в условиях, когда искусственно перекрыты все возможности для участия всех желающих в легальной политике, когда всё забито только выходцами из одного-двух городов / кланов / племён и т.п., когда сломаны социальные лифты, когда на телевидении и в печати действует цензура, и остаётся только Интернет – как глоток свежего, чистого воздуха.

Свобода Интернета – это вообще лишь часть концепции «цифровой дипломатии», активно продвигаемой сейчас Госдепом США. И речь идёт далеко не только о политических вопросах – как это кажется всяким реакционерам. Например, для жителей Мексики уже разработана специальная программа, позволяющая анонимно (посредством SMS) уведомлять полицию о местах торговли наркотиками. Когда люди удостоверяются, что технология безопасна – они начинают пользоваться ею (Евгению Ройзману на заметку).

А между тем, генеральный прокурор Казахстана заявил, выступая на координационном совете генпрокуроров стран – членов СНГ в Минске в сентябре 2011 г. прямым текстом: «Вопрос контроля за социальными сетями, за интернетом – это вопрос будущего, государства должны сообща противодействовать этому злу». В Казахстане, уже отключен, например, Livejournal, и ещё более 50 ресурсов – как видно, работа идёт, ура, товарищи.

«Практика публикаций в интернете различного рода статей клеветнического характера, инсинуаций, подстрекательства к нарушению законодательства говорит о необходимости подготовки документа, договора, который бы упорядочил пользование интернетом», – заявил там же генеральный прокурор Белоруссии.

«На мой взгляд, вопрос очевиден – контроль за этой деятельностью должен быть, и я думаю, что он будет разумный, в интересах защиты свобод граждан», - чуть более дипломатично заявил генпрокурор России. Это он вовремя успокоил – а то уж мы, было, засомневались, что всё, что делает прокуратура, делается исключительно в интересах защиты наших свобод.

В этих условиях остаётся только приветствовать деятельность Госдепартамента США, общее направление которой — альтернативные сети, физически обходящие интернет-шлюзы авторитарных режимов. Госдеп уже вложил более $50 млн. в разработку независимых систем сотовой связи в других государствах, а также т. н. «Интернета в чемодане» - компактный комплект, позволяющий создать местную беспроводную сеть с подключением к Всемирной Сети в довольно большом районе. Для этого нужны только антенна, выход на спутник и программное обеспечение - шифровальное и позволяющее беспроводным устройствам становиться узлами сети. Но вообще, решения с центральными элементами уязвимы, в крупных городах намного эффективнее разворачивать полностью децентрализованную сеть, причём программное обеспечение, делающее смартфоны её узлами, можно распространять предустановленным.

В любом случае, важно понять одно: любая попытка повернуть историю вспять, встать на пути научно-технического прогресса, закатывать в асфальт легальное политическое поле – не только бессмысленна, но и опасна. Прежде всего, для тех, кто такую попытку предпринимает. Если Путин сумеет осознать ситуацию и принять верное решение – у него ещё есть шанс пустить развитие событий по благоприятному для страны сценарию. Но, судя по всему, рассчитывать на это, увы, не приходится…

Map




Tags: Каддафи, Путин
Subscribe
promo bor_odin ноябрь 17, 13:00 27
Buy for 20 tokens
Как приятно нам, россиянам смотреть на этот счастливый народ африканской страны Эфиопии! Они гордо и радостно заявляют - "Путин наш…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments