bor_odin (bor_odin) wrote,
bor_odin
bor_odin

Categories:

Про массовые нарушения прав осужденных женщин в ИК-14. Брейвику такое в кошмаре не снится.

Да друзья, это надо прочитать. Бандитская власть держится вот на этой бандитской системе.
И не говорите, что Путин не при чем, что он ничего не знает.

http://icdn.lenta.ru/images/0000/0003/000000038402/pic_1358264802.jpg

Оригинал взят у e_vikyra в Про массовые нарушения прав осужденных женщин в ИК-14. Брейвику такое в кошмаре не снится.
Прочитала исповедь Нади Толоконниковой про вот этот кошмар: http://lenta.ru/articles/2013/09/23/tolokonnikova/
Она сегодня объявила голодовку в знак протеста (ее угрожает убить зам.начальника колонии, где она содержится).
Вспомнился будущий политолог Андерс Брейвик, содержащийся в 2-комнатной камере со всеми удобствами. Напомню: он убил около 100 человек.
А за что же такие муки девушке, спевшей "Богородица, Путина прогони" в Храме. Разве по-христианским заповедям такое мыслимо?
Где наши омбудсмены по правам человека, или их это не касается, они у нас есть вообще?
Где правозащитники?
Скотские условия содержания женщин-заключенных в 21 веке в России особенно хороши на фоне валдайского словоблудия в адрес Путина от тех, кто там побывал.
На фоне Сердюкова и Васильевой, по уши замешанных в коррупцию, но находящихся на свободе и десятки им подобных деятелей, проворовавшихся насквозь, но которых даже пальцем никто не трогает.
На фоне назначения Голиковой в Счетную Палату, благодаря чему, все новости из этого органа можно начинать словами "Вы будете смеяться, но.."

А вот Толоконникова - это да, преступница века, можно сказать.
Прочитайте.



и как-то вот эти слова актуальны как и прежде:

58042_original

ВОТ УСЛОВИЯ СОДЕРЖАНИЯ:

Вся моя бригада в швейном цехе работает по 16-17 часов в день. С 7.30 до 0.30. Сон — в лучшем случае часа четыре в день. Выходной случается раз в полтора месяца. Почти все воскресенья — рабочие. Осужденные пишут заявления на выход на работу в выходной с формулировкой «по собственному желанию». На деле, конечно, никакого желания нет. Но эти заявления пишутся в приказном порядке по требованию начальства и зэчек, транслирующих волю начальства.

Ослушаться (не написать заявление на выход на промзону в воскресенье, то есть не выйти на работу до часа ночи) никто не смеет. Женщина 50-ти лет попросилась выйти в жилзону не в 0.30, а в 20.00, чтобы лечь спать в 22.00 и хотя бы раз в неделю поспать восемь часов. Она плохо себя чувствовала, у нее высокое давление. В ответ было созвано отрядное собрание, где женщину отчитали, заплевали и унизили, заклеймили тунеядкой. «Тебе что, больше всех спать хочется? Да на тебе пахать надо, лошадь!» Когда кто-то из бригады не выходит на работу по освобождению врача, его тоже давят. «Я с температурой 40 шила, ничего страшного. А ты вот подумала, кто будет шить за тебя?!»
Для поддержания дисциплины и послушания широко используется система неформальных наказаний: «сидеть в локалке до отбоя» (запрет на вход в барак — осень, зима ли; во 2-м отряде, отряде инвалидов и пенсионеров, живет женщина, которая за день сидения в локалке отморозила себе руки и ноги так, что пришлось ампутировать одну ногу и пальцы рук), «закрыть гигиену» (запрет подмыться и сходить в туалет), «закрыть пищевую каптерку и чайхану» (запрет есть собственную еду, пить напитки). И смешно, и страшно, когда взрослая женщина лет сорока говорит: «Так, сегодня мы наказаны! Вот интересно, а завтра нас тоже накажут?» Ей нельзя выйти из цеха пописать, нельзя взять конфету из своей сумки. Запрещено.

Мечтающая только о сне и глотке чая, измученная, задерганная, грязная, осужденная становится послушным материалом в руках администрации, рассматривающей нас исключительно в качестве бесплатной рабсилы. Так, в июне 2013 года моя зарплата составила 29 (двадцать девять!) рублей. При этом в день бригада отшивает 150 полицейских костюмов. Куда идут деньги, полученные за них?

Санитарно-бытовые условия колонии устроены так, чтобы зэк чувствовал себя бесправным грязным животным. И хотя в отрядах есть комнаты гигиены, в воспитательно-карательных целях в колонии создана единая «общая гигиена», то есть комната вместимостью в пять человек, куда со всей колонии (800 человек) должны приходить, чтобы подмыться. Подмываться в комнатах гигиены, устроенных в наших бараках, мы не должны, это было бы слишком удобно. В «общей гигиене» — неизменная давка, и девки с тазиками пытаются поскорее подмыть «свою кормилицу» (как говорят в Мордовии), взгромоздившись друг другу на головы. Правом помыть голову мы пользуемся один раз в неделю. Однако и этот банный день время от времени отменяется. Причина — поломка насоса или затор в канализации. Иногда по две или три недели отряд не мог помыться.

Когда забивается канализация, из комнат гигиены хлещет моча и летит гроздьями кал. Мы научились самостоятельно прочищать трубы, но хватает ненадолого — она опять засоряется. А троса для прочистки у колонии нет. Стирка — раз в неделю. Прачка выглядит как небольшая комната с тремя кранами, из которых тонкой струей льется холодная вода.
Из воспитательных же видимо целей осужденным всегда дается только черствый хлеб, щедро разбавленное водой молоко, исключительно прогоркшее пшено и только тухлый картофель. Этим летом в колонию оптом завозили мешки склизких черных картофельных клубней. Чем нас и кормили.
Tags: pussy riot, Толоконникова, женщины, заключенные, лагерь
Subscribe
promo nemihail 12:00, yesterday 111
Buy for 30 tokens
Удивительный по своей простоте случай, как в стране совсем избавились от инвалидов. Само собой корень проблемы - финансовый, так как инвалидов нужно содержать за счет государства, а значит, что физически здоровые люди должны работать и отчислять в казну за тех, кто не может работать. В один…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments